PLAY
STOP
+
-
Добро пожаловать!Регистрация Вход Марк Тишман в iTunes Store Russia Марк Тишман в Google Play Поиск на сайте

Итак, Марк Тишман.

Счастлив тот, кто знает свое предназначение и следует ему, не сворачивая.
Проект Александра Олешко

Марк Тишман. Фото журнал "Радиус города"Мы много раз пересекались на разных концертах. Его хорошо знали тогда в узких профессиональных кругах. В тот момент, когда в одночасье этот круг расширился до размеров страны, мы стали видеться снова. Теперь уже на больших концертных площадках и телевизионных съёмках. На проекте «Две звезды», где круглосуточно бок о бок, плечом к плечу в трудных, порой провокационных обстоятельствах, снимаются все — и звезды, и начинающие — наши гримёрки были рядом. Марк пел дуэтом с Нонной Гришаевой, моей давней «боевой» подругой. Вокруг страсти, слезы, споры и волнения. Там, где Тишман — островок покоя, уюта, комфорта, вкусной еды и непоказной вежливости. Одна артистка кинула фразу: «Он подозрительно прекрасен». Я же после этого проекта понял, что Тишман — герой школьного сочинения из моего советского детства на тему «С кем вы пошли бы в разведку?» Однозначно, с Марком Тишманом.

- Продолжи, пожалуйста, фразу «Моя жизнь — это...»
- Моя жизнь — это прекрасное, невероятное приключение!
 
- Я прекрасно помню день и мероприятие, где мы с тобой встретились совершенно в другом ещё качестве. То есть ты, конечно, пел, но тогда только узкий круг людей знал о том, что ты поёшь. Знали, что есть такой Марк, вот он — высокий, симпатичный парень, хорошо поёт. И через какое-то время, я это очень хорошо помню — и день, и даже место, когда ты сказал: «А я на "Фабрику" ухожу».
 
И потом, спустя некоторое время, с одной знакомой мы смотрели телевизор: показывали какой-то сюжет из «Звёздного дома». И мы в унисон говорили: «О! А наш-то, наш-то! Ой, смотрите, наш-то!» И вот этот «наш-то, наш-то» через очень короткое время превратился в человека, которого теперь знают во всех домах и сенях как личность, которая собственным трудом, талантом, мозгами и голосом себе даже не отвоевала «место под солнцем», а просто пришла на своё место.
Вот есть ли для тебя свой собственный рецепт успеха? Думал ли ты, что все произойдет именно так?
- Другого пути с детства не представлял. И это странно, ведь у меня никогда ни в роду, ни среди знакомых не было музыкантов или артистов. Жил, как ты знаешь, я в Махачкале, там окончил школу. Но что интересно: я никогда вообще не мог, притом что у меня богатое воображение, себе представить, что занимаюсь чем-то другим.
 
Помню, когда я учился в ГИТИСе, мы с друзьями — однокурсниками разговорились: «Только представьте, сколько вас выпускается из театральных институтов! А какое количество из этих выпускников становится артистами, тем более, популярными? Мизерное. Вот кто чем бы занялся, не случись сложиться актёрской карьере?» И я помню, что каждый из моих друзей сказал, чем бы он занялся. А я опять не мог ответить. То есть если бы у меня ничего не получилось на музыкально-певческом поприще, это было бы абсолютным крахом моей жизни. Я никаких запасных аэродромов себе никогда не строил. И да, мне было уже немало лет, когда мы с тобой встретились на том корпоративе, где я пел, еще никому неизвестный. Где-то 25 — 26 лет. Казалось бы: 26 лет. Что человек делает? Вроде окончил МГУ, факультет иностранных языков. Окончил ГИТИС. Что, играет в театре? Нет.
 
- А ты ГИТИС окончил в качестве кого?
- Факультет музыкального театра: певец, артист музыкального театра. Вот что человек делает? Ничего. Ну где-то в рекламе снялся. А петь на корпоративах, свадьбах и днях рождениях как-то вообще неправильно для любого человека. Да? Мне уже намекали люди, что пора бы сменить род деятельности. Но, конечно, я продолжал писать свои песни, показывал, ходил на сорок восемь тысяч кастингов. И если говорить о рецепте, то он один — это бешеная внутренняя мотивация, вот когда тебе ничего больше не нужно. Вот и всё. Ну, я думаю, ты и сам такой же.
 
- Да, но речь сейчас не обо мне. Понимаешь, в чем дело, можно ведь иметь эту самую мотивацию, можно даже обладать какими-то талантами, но при этом стучаться всё время в закрытые двери.
- Так было и у меня.
 
- Тебя посещали в этот момент отчаяние, раздражение?
- Да! Конечно.
 
- У тебя опускались руки?
- Да. Я же говорю, что ходил на кастинги, где мне давали от ворот поворот. Причём в числе отбирающих и «заворачивающих» на этих кастингах сидели такие люди, как Филипп Киркоров, Виктор Дробыш, президент «Европейской Медиа Группы» Полесицкий. И они помнят, что я даже приходил к ним на кастинг конкурса «Пять звёзд» и пел песню «Я стану твоим ангелом».
 
Естественно, большую роль в судьбе любого играет случай, но случай находит того, кто его ищет. И вот я упорно ходил на кастинги «Фабрик», ходил на кастинги музыкальных конкурсов, как «Новая волна». В конце меня все это стало несколько раздражать. Я зарёкся ходить на эти кастинги и подумал: вот пока у меня не будет какого-то блата, я не пойду на кастинг. И помню, мне тут же звонят с конкурса «Новая волна» и говорят: «Вот мы послушали ваши песни, вы хорошо поёте. А нет у вас других песен, поинтереснее?» И я прямо не сдержался, не послал их, конечно, но просто положил трубку. Думаю: «То есть сейчас вам песни мои не нравятся? Да пошли вы! Других нет!» И вот зарёкся. Но потом вот однажды я узнал, что идет набор на «Фабрику звёзд» Константина Меладзе. Меладзе в то время, наверное, был на пике популярности. И, конечно, до сих пор Константин для меня — номер один, автор своего абсолютно неповторимого стиля. Как человек, который тоже пишет, я на него равнялся.
 
И вот когда я услышал про Меладзе и его «Фабрику», я подумал: всё, иду! Тем более, такой был хороший пиар у кастинга этой «Фабрики»: там говорили, что актёрским мастерством будет заниматься Кирилл Серебренников, очень хорошие преподаватели. И я решил, что должен туда идти. Но подходило время, и мне становилось страшно. Всё-таки все эти неудачные кастинги нанесли мне психологическую травму. И в какой-то момент я даже раздумал идти. Но тут объявили, что будет предварительный интернет—кастинг. И я отослал туда свою фотографию и опять же песню «Я стану твоим ангелом», ответил на какие-то вопросы анкеты. И что ты думаешь? Третьего июня, а кастинг сам длился 4, 5, 6 июня, — звонок. Я даже запомнил ту точку на Садовом кольце, где я ехал и где в телефон услышал: «Здравствуйте, Марк, вам звонят с «Фабрики звёзд», вы присылали свою анкету». Я остановил посреди Садового кольца машину, нажал «аварийку» и слушал каждое слово. В общем, я пошёл туда.
 
- Уточни, пожалуйста, какая это улица была, какое место?
- Земляной вал.
 
- Поклонницы тебе там растяжку повесят. Это юмористическое отступление. Продолжай, пожалуйста.
- Ну вот, значит, в этот день я окончил ГИТИС, и меня мой мастер взяла в аспирантуру. То есть я занимался актёрским мастерством со студентами. И как раз в этот день у моих студентов был спектакль, который я с ними делал. Но я поехал, естественно, на кастинг. Приезжаю и думаю: «Ну, сейчас как из интернет-кастинга примут, я один войду». И тут понимаю, что там таких человек семьсот стоит. Ну, думаю, пошло оно всё к черту! Пойду к машине, поеду как всегда в театр ГИТИСа, к своим студентам. Но тут как раз вызвали мою «десятку», и я пошёл.
 
Решил проходить эти долгие и муторные кастинги с юмором, и, видимо, это и «пробило». Сначала прошёл какие-то конкурсы с простыми редакторами, потом уже пришёл Константин Меладзе и телевизионный продюсер. Я представляюсь: «Марк Тишман, столько лет, я из интернет—кастинга прошёл. Там была песня "Я стану твоим ангелом". И они закивали: «Да-да, мы помним». А в Интернете можно было голосовать. Я говорю: «А, так это вы те три человека, которые проголосовали за эту песню?» Они рассмеялись, расслабились.... И вот так я попал на эту самую «Фабрику звёзд».
 
- Хорошо, попасть — это одно, но потом остаться, состояться, продолжать и развиваться — это совершенно другое дело. Вот есть ли что—то или кто-то, кто тебя вдохновляет, кто тебе дает силу идти дальше? Твоя внутренняя убеждённость чем-то должна быть подпитана?
- А что обычно питает людей, которые пытаются творить? Любовь. Если же говорить о том, что даёт жизненные силы и стремление идти дальше, то это скорее какая-то необходимость — вот надо и всё! Да и без этого уже не можешь, только это интересно, только это приносит какие-то сильные эмоции, чувства.
 
- А у тебя не случилось какого-то разочарования, когда ты перешагнул через десять ступенек по лестнице наверх?
- Нет, глобальных разочарований у меня не было. А все потому, что я эти десять ступенек не перешагивал: просто поднимался, поднимался, поднимался потихоньку, а потом мне нужно было подняться только еще на одну ступеньку. И как раз на неё я карабкался долгие годы. Конечно, были какие-то моменты тяжелые. Когда мы окончили «Фабрику», прошёл тур. Мы объездили за год двести с лишним городов. Это абсолютно сумасшедший график. Когда ты на автобусе сначала едешь через всю Россию до Дальнего Востока, потом возвращаешься в Москву, а из Москвы на следующий день летишь в Нью-Йорк, а там гастроли по Америке. И, конечно, везде полные залы, все тебя принимают…
 
А потом всё это заканчивается. Утихает эта оглушительная телевизионная история, и теперь ты сам должен придумать, что с тобой будет происходить, потому что Константина Меладзе на всех не хватает, он не может быть всё время занят только тобой. В моём понимании он настолько гениальный композитор и поэт, что уже не может быть гениальным продюсером, ведь продюсер — это человек, который должен просчитать, высчитать, скосить бабло и всё прочее. Ему просто не хватило на меня сил и времени. И как-то так случилось, что я стал работать самостоятельно. Что удивительно, особенно для шоу-бизнеса, что Константин меня отпустил без конфликтов, без отступных. И вот я уже несколько лет самостоятельная единица, то есть сам себе продюсер и всё прочее.
 
- Хорошо, ты для себя отвечаешь на вопрос или задаешь себе его: что такое счастье? На него люди столетиями пытаются ответить.
- Наверное, для меня счастье — это движение.
 
- Можешь сейчас назвать себя счастливым человеком? Всё ли, чего ты хотел, сбылось?
- Одна женщина, умудрённая опытом, на вопрос «Как ваши дела?» сказала: «Ну, жаловаться грех, а хвастаться нечем».
 
- И тем не менее.
- Счастлив ли я? Грех говорить, что несчастлив, но если бы я тебе сказал, что счастлив абсолютно, то обманул бы себя самого. Нет, я в процессе постижения того, что такое счастье и движение к нему. Вообще к счастью, как мне кажется, логично приходить в более зрелом возрасте. Ощущение счастья, гармонии — это уже философия успешных и состоявшихся во многих сферах жизни людей.
 
- Изучая творчество Пугачёвой, можно проследить, что многие свои песни она придумывала и складывала «в сундук» до определённого момента, когда, казалось, на эстраде воцарялось затишье. Нет песен, нет идей, и вдруг — бац, а у неё новый хит. Например, песню «Свеча горела» она первый раз спела практически в той же интерпретации, в какой когда-то её записала ещё на своих первых гастролях по Северу, будучи совсем юной девушкой. У тебя есть какие-то произведения, что называется, в загашнике?
- Да, конечно, у меня музыкального материала — на несколько альбомов. А я всё ещё первый никак не выпущу. Кстати, сейчас усиленно этим занимаюсь: буду снимать свой первый клип. Думаю, что этой осенью я точно должен выпустить первый альбом. Кстати, это очень интересная история: с песнями так и происходит… Например, у меня есть песня «Ближе к небу, ближе к дождю...», за которую я получил «Золотой граммофон» и «Песню года».
 
- Кем ты себя больше ощущаешь или называешь, или чувствуешь: певцом, артистом или композитором?
- Наверное, артистом.
 
- Который поёт и пишет музыку?
- Да, артист, который поёт и, да, наверное, пишет музыку. Меня часто спрашивают: «Марк, а почему ты не продаешь свои песни?» А вот не могу именно потому, что я не композитор. Во-первых, я не так часто их пишу, во-вторых, у меня же нет никакого «композиторского образования». Я знаю многих композиторов, которые встают утром и два часа работают, сидят за роялем или за компьютером. У меня такого нет, я не могу свои эмоции продавать за деньги другим исполнителям. Есть один — два исполнителя, которым бы я просто отдал песни.
 
Я могу ручаться за одно: все мои песни искренние. Мне вот говорят: «Напиши вторую "Ближе к небу" в другом формате и её возьмут на радио». Но я не могу, это против моего нутра и естества. А песня, которую я хочу сделать заглавной в альбоме, называется «Москва — Нева». Она настолько моя… Кстати, актёры или актрисы, которым я её давал послушать, говорят: «Ой, ну это прямо Вертинский современный».
 
- Дай послушать обязательно.
- Она настолько отражает то, что я делаю, как думаю, чем живу. И раз я все усилия сейчас направлю на то, чтобы эта песня дошла до людей, то пусть она дойдёт до них не путём аранжировки или путем определённой подачи под формат, а вот такая как бы рельефная на фоне всего того, что сейчас крутят по радио или на телевидении. А Кирилл мне говорит так: «Ты должен быть Земфирой в поп-музыке. Стремись к этому, то есть всегда точно выверяй тексты, потому что у тебя всё есть для того, чтобы быть Земфирой в поп-музыке». Земфиру я очень люблю.
 
- Кто твой зритель, ты его знаешь?
- Он очень разный.
 
- Я это потому спрашиваю, что вслед за творческими вечерами Дементьева, в которых ты принимал яркое участие в Израиле, мы поехали с Нонной со своим концертом на гастроли и практически по вашему маршруту проезжали. И на всех встречах потом, на всех этих бесконечных банкетах все говорили: «Ой, Марк, какой он мальчик!» И это говорили самые разные люди: девочки, взрослые женщины, тетеньки, дяденьки… То есть у тебя нет целевой какой-то аудитории? Скажем, ты не поёшь только для подростков или для людей за сорок? Мне кажется, это очень хорошая история, когда зал разный, люди разные и каждый выбирает в песне что-то своё.
- Я сам до конца этого не пойму. У меня аудитория целевая, но не по возрастному принципу. Это люди, которым не хватает, может быть, какой-то лирики, какой-то глубины, какой-то романтики… Насколько я могу судить по залу — это 20% подростков, 20% людей до тридцати, 35—40% дам от 35-40 и до 60 лет и, что меня больше всего удивляет, 20% людей «благородного возраста». (Это так за границей называют пожилых людей — люди благородного возраста.) Я ведь на концертах не только свои песни пою. Например, песню Пахмутовой и Добронравова «Русский вальс». Я произношу какие-то слова, и люди плачут, аплодируют. Приходят и подростки, которым эти песни тоже нравятся. И в то же время пожилые бабушки умиляются: «Вон, мол, какой молодец, скачет как козлик по сцене и поёт «Ближе к небу, ближе к звёздам». А «Русский вальс» подросткам...
 
В общем, всё у меня как-то намешано, что, в принципе, естественно, потому что люди по своей натуре сложные. В чистом виде в природе ничего не встречается. Так же и в человеке столько всего намешано! Поэтому, когда говорят, что подростку должна нравиться группа «Ранетки», и не может нравиться песня Пахмутовой, я протестую. Ерунда! Я помню, когда мы были школьниками, то слушали кучу старых песен. И также и сейчас. Просто людям нравится разная музыка. И это нормально, это всё равно, что питаться только чипсами с шоколадками или исключительно высокой кухней, надо всё пробовать.
 
Итак, Марк Тишман. Проект Александра Олешко // Радиус города. - 2010. - №9 (сентябрь).

ФотоАльбом




Интервью







ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

FACEBOOK

YouTube

TELEGRAM


КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ


Февраль 2020
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829


НА САЙТЕ ONLINE



• Дизайн и наполнение сайта креативная группа "DAGAMBA" © 2020 •
При копировании материалов необходима активная индексируемая гиперссылка на www.marktishman.ru
Хостинг от uCoz  טיול למוסקבה