PLAY
STOP
+
-
Добро пожаловать!Регистрация Вход Марк Тишман в iTunes Store Russia Марк Тишман в Google Play Поиск на сайте

Марк Тишман в гостях программы "Культ личности"
Радиостанция "Маяк", 29 апреля 2010 года
Певец и композитор Марк Тишман на радиостанции "Маяк"АВЕРИН: У нас в студии композитор, певец, ведущий всероссийских фестивалей и корпоративов Марк Тишман. Здравствуйте, Марк.
ТИШМАН: Здравствуйте.
ЛАРСЕН: И телеведущий тоже.
АВЕРИН: И всего, и вся. Я же почему так начал? Потому что во мне вот жаба просто. Я такой зависти отчаянной не испытывал давно. Наш форум переполнился посланиями от ваших поклонниц. Такой ажиотаж я на своей памяти радиоведущего помню только один раз, когда ко мне приходила группа «Ранетки». Вот по популярности у девочек вы сравнимы только с ними. Как вам это удается?
ТИШМАН: Сначала по поводу «жабы». Жаба - это вообще самое опасное животное для человека на свете, потому что стольких погубило. Думаю, вам не грозит в любом случае.
 
АВЕРИН: Я уже так давно живу, что мне хуже не будет.
ТИШМАН: Теперь по поводу группы «Ранетки». Вот жабу бы к «Ранеткам»… Шутка.
 
АВЕРИН: Нет, не надо, я вас умоляю, про святое - ни слова. Я про другое. Вы чем берете поклонниц-то? Каким местом Вы их так…
ТИШМАН: Если беру, то руками.
 
АВЕРИН: Ну вот.
ТИШМАН: Это шутка, шутка.
 
АВЕРИН: Нет, один из вопросов так и звучит на нашем форуме: «Скажите, пожалуйста, Марк, а вы пользуетесь, так сказать, в спортивных целях своей популярностью у женщин?» Ответ уже был: я их беру руками. Вот все, сдался, спалился с первого же слова. Он открылся нам с невероятной, неожиданной стороны.
ТИШМАН: Спасибо. До свидания. Это был «Культ личности». С вами был Марк Тишман.
 
АВЕРИН: Нет, ну почему? Мы же приглашали в гости мальчика из интеллигентной семьи, человека, получившего высшее образование в Институте иностранных языков.
ТИШМАН: В Московском Государственном университете имени Михаила Васильевича Ломоносова.
 
АВЕРИН: Вот, вот. Потом еще и ГИТИС за плечами. Потом это повышение квалификации на «Фабрике звезд». То есть, ну вот есть о чем поговорить.
ТИШМАН: Про повышение квалификации после МГУ - это вы хорошо.
 
АВЕРИН: А что, нет?
ЛАРСЕН: Мне кажется, что здесь секрет просто в том, что человек отвечает за все, что он делает: песни сам пишет. Стихи сам?
ТИШМАН: Да.
 
ЛАРСЕН: Стихи сам пишет, сам исполняет.
ТИШМАН: Нет, иногда люблю чужие петь песни. Но да, в основном, конечно, мой репертуар основывается…
 
АВЕРИН: А договариваетесь с авторами? Или пиратские копии, что называется?
ТИШМАН: Кстати, не всегда. Надеюсь, что РАО сейчас сделало потише в своих радиоприемниках. Потому что зарубежные песни где-то споешь один-два раза на концерте, но не всегда права очищены.
 
ЛАРСЕН: Так, от души просто выступишь, и все.
ТИШМАН: Ну, захотелось. Мы же в России все живем по велению сердца.
 
АВЕРИН: Про слова. Я открываю официальный сайт Марка Тишмана и читаю: «С полуслова, с полувзгляда понял я, что и мечта должна быть рядом» (Марк Тишман). Прямо вот в сердце. До слез, до слез.
ТИШМАН: Честно? А для меня это, честно вам скажу, Владимир, абсолютно такая строчка проходная.
 
АВЕРИН: А чего-то вы вынесли ее тогда в заголовок практически?
ТИШМАН: Это не я выношу. Это есть замечательные люди, которые занимаются сайтом marktishman.ru. И они периодически меняют вот эти слова. Как кажется моим соратницам, замечательным девочкам, которые делают этот сайт, что сейчас это достаточно актуально для меня. А это меня попросили когда-то для новогодней ночи на Первом сделать перепевку одной песни с испанского. И вот переводы, конечно, я же не Цветаева, которая Гарсиа Лорку переводила с испанского. Но вот получилось то, что получилось.
 
ЛАРСЕН: А ты на факультете иностранных языков испанским занимался?
ТИШМАН: Инглиш и эспаньол.
 
АВЕРИН: Если заговорили про Цветаеву, обратите внимание на ее переводы Пушкина на французский. Очень рекомендую. Роскошные совершенно переводы, роскошные!
ТИШМАН: Я французский еще не осилил пока.
 
ЛАРСЕН: Ты мне сейчас напоминаешь моего преподавателя по античной литературе Павла Николаевича Балдитина, который входил на лекцию и, априори считая всех студентов дебилами, читал «Илиаду» или «Одиссею» в подлиннике пол-лекции. И мы действительно сидели и чувствовали себя полными дебилами.
ТИШМАН: Вот оно было единение студентов и преподавателей.
 
ЛАРСЕН: Да, именно.
АВЕРИН: Я сразу дал понять всем нашим слушателям, что у нас в гостях образованный, интеллигентный человек, с потрясающими семейными традициями в этом смысле.
ТИШМАН: Слушайте, я сейчас уйду в дикий зажим.
 
АВЕРИН: Чего же я добиваюсь-то, Марк!
ЛАРСЕН: Хорошо. Давай докажем, давай подтвердим. Владимир сегодня открыл вообще свое подсознание и признался, что его в детстве родители в три года принесли на балет с Галиной Рогозиной. Куда Вас родители носили в три года?
ТИШМАН: На море.
 
ЛАРСЕН: Так, хорошо. А в целях культурного образовательного процесса?
АВЕРИН: На море же, чтобы мальчик ощутил стихию свободы.
ТИШМАН: Да нет, никуда особо не водили. Я же жил в Махачкале. У меня родители: мама - врач, папа - инженер, бабушка - учительница.
 
АВЕРИН: Не надо этого стесняться, это хорошие профессии, Марк.
ТИШМАН: Я не стесняюсь, это очень хорошие профессии. Я недавно поздравлял учителей, буквально позавчера. То есть правда никуда. В 6 лет меня отдали только в музыкальную школу. До этого как? Телевизор смотрел, пластинки слушал, книжки из-под палки читал.
 
ЛАРСЕН: А откуда такой вообще талант композиторский и поэтический?
АВЕРИН: Бог поцеловал в пяточку.
ЛАРСЕН: Ну, по наследству передается тоже кое-что с генетикой.
АВЕРИН: Конечно.
ТИШМАН: Никто в семье никогда не пел. Я не считаю, что это дар, данный мне свыше, я считаю, что это моя абсолютная физиологическая необходимость - говорить что-то. Ну, я достаточно в жизни зажатый человек.
 
АВЕРИН: Марк, путаетесь в показаниях.
ТИШМАН: Да?
 
АВЕРИН: Сейчас мы вас разомнем, у нас рекламная пауза, а после этого продолжим. Сейчас будем добреть на глазах.
ТИШМАН: Ой, господи, страшно было уже!
 
АВЕРИН: Марк, вы человек, обласканный сильными мира сего.
ТИШМАН: Всего. Сильными мира всего.
 
АВЕРИН: Ну, нашими сильными мира. Михалков-старший почил в бозе, автор гимнов. Теперь эту функцию взяли на себя вы - писать гимны для России. Ну, не для государства российского, а для важных вещей. Вы для Дня семьи уже написали.
ТИШМАН: Любви и верности.
 
ЛАРСЕН: И для выборов.
АВЕРИН: И для еще там кого-то.
ТИШМАН: Нет-нет, вот как бы две песни, которые можно назвать гимном, это для нового национального праздника - День семьи, любви и верности, или День Петра и Февроньи, который, кстати, мне кажется, отличная идея. Замечательный праздник, там великолепная есть история Петра и Февроньи, двух святых муромских.
 
ЛАРСЕН: Мне тоже нравится.
АВЕРИН: Да, мы рассказывали.
ТИШМАН: И «Россия - вперед!»
 
АВЕРИН: Кроме того, высочайшее одобрение получено, что тоже приятно.
ТИШМАН: Да, да.
 
АВЕРИН: Вы мне напоминаете отчасти Гавриила Романовича Державина.
ЛАРСЕН: «И в гроб сходя, благословил…» Эту часть, да?
АВЕРИН: Нет, ну рано еще, господи! Нет, напротив, вот этим началом пути. Гавриил Романович Державин был замечательный, талантливый человек, не про него сейчас речь, а про Марка Тишмана. Но, в принципе, вы уже пошли по этому пути.
ТИШМАН: По наклонной.
 
АВЕРИН: Вверх, я надеюсь. К каким гимнам вы стремитесь? Вот что бы вы хотели воспеть в своей жизни?
ТИШМАН: Вот я хочу воспеть в своей жизни любовь. Любовь и талант - два величайших, в принципе, что есть одно и то же, потому что любовь - это тоже есть дар божий, и талант. Вот если я написал песню о России, то это, поверьте, тоже песня о любви. Или, знаете, я вообще такой человек, для меня гимн - такое немножко казенное слишком слово. И эти мои песни, если вы послушаете, от гимна там не много. Потому что я как человек, немножко имеющий музыкальное образование, понимаю, что гимн - это определенная гармония, определенные интервалы, то есть там не так много гимнического.
 
АВЕРИН: Я почему сказал про Державина. Он внес реформу в это дело и изменил представление традиционное о том, что такое гимны и оды. Вы начали с того же. А вы думаете, почему параллель?
ТИШМАН: Ну да.
 
АВЕРИН: Конечно.
ТИШМАН: Вот. И поэтому я не очень хочу дальше писать гимны, и не думаю, что у меня это получается. Есть люди, у которых это получается. Просто я вот эту тему какую-то, которую предполагает гимн, немножко перерабатываю.
 
АВЕРИН: Через себя, через собственное сердце.
ТИШМАН: Нет, в лирику, в лирику, я просто все в лирику. Мне что ни дай, у меня лирика получится.
 
АВЕРИН: Вы влюбчивый?
ТИШМАН: Ну, я знаете какой влюбчивый? Я, уж если влюблюсь, то надолго, сильно, с обсессиями, наваждениями, маниями, фобиями…
 
АВЕРИН: А сколько таких любовий было в вашей жизни? Вот чтобы проняло.
ТИШМАН: Ну, я думаю, что, наверное, я нахожусь в продолжении второго, второй стадии, второй любви.
 
ЛАРСЕН: Сколько той жизни еще было-то, чего там!
АВЕРИН: Нельзя говорить сколько?
ТИШМАН: Две, я же сказал.
 
АВЕРИН: Нет, я имею в виду, сколько той жизни было.
ЛАРСЕН: Любови две, а лет - 30.
ТИШМАН: А лет - 30, в конце августа.
 
АВЕРИН: Ну, так как раз! То есть первый раз попробовал - нормально, размялся. А теперь продолжение. Дай бог, чтобы продолжалось.
ЛАРСЕН: Все серьезно. А в связи с этим от Олеси Владимировны вопрос: «Что лучше - весну одному встречать, думая только о карьере, или быть влюбленным и ни о чем не думать?»
ТИШМАН: Знаете, лучше быть влюбленным и ни о чем не думать. Потому что когда ты влюблен, например, в том, чем занимаюсь я, я вроде все делаю как-то так мимолетно, походя, но как-то потом понимаю, что это лучше получается, чем если я один парюсь и страдаю, и что-то вымучиваю. Поэтому состояние, мне кажется, влюбленности и любви, оно все получается легко.
 
ЛАРСЕН: А песня, которую мы сейчас будем слушать, она была в состоянии влюбленности написана?
ТИШМАН: Она была написана в состоянии наваждения, фрустрации и обсессии.
 
ЛАРСЕН: О!
АВЕРИН: Это начало любви или конец?
ТИШМАН: Это середина.
 
ЛАРСЕН: Это ее принцип.
АВЕРИН: Господи! Нелегкая жизнь у нашего гостя.
ЛАРСЕН: А давайте послушаем.
АВЕРИН: Давайте послушаем, будет понятно.
ЛАРСЕН: Кстати, о победе. Есть такой вопрос из Саратова, его задает, разумеется, девушка. Света Волгина, по-моему.
ТИШМАН: Даша Волгина.
 
ЛАРСЕН: Да? Знакомый человек?
АВЕРИН: Подружка?
ТИШМАН: Можно и так сказать. У меня все подружки. У меня вообще не фан-клуб, у меня клуб друзей. Вот Марктишман.ру - клуб друзей.
 
ЛАРСЕН: Точно, Дарья, да. Она спрашивает: «Сложно ли будет представлять не свою песню в конкурсе «Весна Победы»? А что это за конкурс?
ТИШМАН: Да. Во-первых, расскажу, что это грандиозный конкурс, который устраивается на одном из наших телевизионных каналов.
 
ЛАРСЕН: В честь Дня Победы? Я так понимаю, что будет выбираться новая песня «Этот день Победы порохом пропах…», что-то в этом роде. Новый символ музыкальный Победы, нет?
ТИШМАН: Нет, не совсем так. Просто там отбирали новую песню о войне. То есть «День Победы», она же все-таки как раз гимническая, торжественная. А тут вообще любая искренняя, хорошая, талантливая песня, новая песня, ни разу нигде до этого не звучавшая, о войне. И люди кто присылал, кто приносил свои записи. И потом для этих песен уже музыкальная редакция 1-го канала искала исполнителей. И там будет фантастический набор исполнителей, я пока не могу об этом говорить, кто это будет, но могу сказать за себя.
 
ЛАРСЕН: Но, то есть, это будет не молодежь?
ТИШМАН: Там будут разные. Там будут и гранды наши, и совсем неизвестные исполнители. Но всего 10 песен отобрали. Будет жюри, которое будет возглавлять Александра Николаевна Пахмутова. В жюри, кстати, будет Давид Тухманов - автор песни о Победе. И вот я буду представлять одну из песен, которая называется «Апрель».
 
АВЕРИН: И, наверное, пора задавать те вопросы, которые в таком изобилии, как я это не раз уже про это сегодня говорил, свалились на наш форум. Например, это от Кати. Катя не прислала фамилию, может быть, вы с ней лично не знакомы. «Каждый день приносит что-то новое, это новое радует, а кого-то не очень. В последнее время все чаще слышно: Марк тут, Марк там, Фигаро здесь, Фигаро ля… Сегодня где-то в России, завтра уже за границей, потом опять в России. Жизнь идет запредельной скоростью. Скажите, пожалуйста, Марк, какие ощущения и эмоции рождает та жизнь, события и окружение, которые у вас есть сейчас?» Чувствуете, как девушка наворотила? О-па!
ТИШМАН: Прямо зарисовка такая, эссе, небольшое эссе.
 
АВЕРИН: И это не самый длинный вопрос.
ЛАРСЕН: Но ведь это же правдивая картина вполне?
ТИШМАН: Ну, слава богу, что да. Ощущения? Ощущения прекрасные. Желание работать, желание жить, желание делиться с людьми тем хорошим, что заработал.
 
АВЕРИН: А сколько? Нет, это так, это не вопрос.
ЛАРСЕН: Владимир… Владимир, убейте вашу жабу, она вам не идет.
АВЕРИН: Нет, по этому поводу, ты же знаешь, я только порадоваться могу.
ЛАРСЕН: Повесьте скальп жабы на гардероб. Я хотела спросить, почему так получается, без всякой задней мысли, но действительно, смотри: ведь в этих конкурсах музыкальных, в той же «Фабрике» или в «Народном артисте», присутствует немалое количество всяких очень приятных, талантливых и прочее-прочее людей, голосистых и все. Почему лишь единицы на самом деле продолжают двигаться вперед и завоевывают сцену, и имеют фан-клубы, а все остальные как-то проваливаются в тар-тара-ры? Это проблемы общения с продюсерами или это все-таки какие-то особенности таланта? Или что это такое? АВЕРИН: Характера, может быть.
ТИШМАН: Я думаю, что здесь обязательно присутствует доля везения, счастливого случая, это есть обязательно. Но каждый из этих проектов - это шанс, который тебе дают. А немножечко я уже говорил об этом, сам проект и один, и другой, он меняет твою психологию. Потому что вот эти несколько месяцев, когда ты участвуешь в проекте, тебе предоставляют студию, песни, звезд для дуэтов, эфиры, и немножко психология у человека ломается.
 
ЛАРСЕН: И ты думаешь, что так будет всегда, да?
ТИШМАН: Да. Человек выходит с проекта и думает: так, и дальше так, ко мне придут, я готов. У меня есть голос, фактура, талант - я готов. А дальше надо усилий вкладывать в несколько раз, в разы больше, чем ты делал до этого. И не только твое совершенствование, каких-то твоих профессиональных качеств. И плюс еще должна обязательно быть необходимость острая, физическая необходимость делать только это. И тогда она тебя будет вести вот именно по всем тем линиям, которые в итоге ведут, выводят туда, что людям кажется, что ты есть, и тебя достаточно в атмосфере присутствует.
 
ЛАРСЕН: Ну, вот смотри, очень многие наши звезды для этого присутствия в атмосфере, они постоянно как-то бередят любопытство народное какими-то не совсем, может быть, пристойными фотосессиями, какими-то странными роликами в Интернете. А за тобой ничего этого не замечено. То есть работает себе человек и работает, и при этом ездит, путешествует, поет, выступает и участвует в очень серьезных каких-то проектах, в творческих вечерах поэта Добронравова, например. Ой, простите, Дементьева.
ТИШМАН: Ну, Добронравов тоже был.
 
ЛАРСЕН: Да? Тем более.
ТИШМАН: Конечно, да. И есть, слава богу.
 
АВЕРИН: Сейчас будет слита информация, что в таком-то журнале есть фотосессия «ню» Марка Тишмана.
ТИШМАН: Нет, вообще мне это все как-то страшно некомфортно. Я вообще не считаю себя человеком внутри шоу-бизнеса. Но вот мне как-то это все некомфортно. Я люблю театр, я люблю книги. Не так часто в последнее время удается читать или ходить в театр. Люблю кино, люблю общаться с интересными людьми.
 
АВЕРИН: Главное, что вы, Марк, любите писать песни. И еще одну, пожалуйста, представьте, чтобы вы успели ее дать слушателям.
ТИШМАН: Да, хорошо. Но вот то, что я хотел сказать, что я не в шоу-бизнесе, и мне вот эта конъюнктура шоу-бизнеса, что нужно постоянно провоцировать, не интересна. А песня - вообще это мое теперешнее весенне-летнее настроение. Я не знаю, войдет она в альбом или не войдет. Но вот она сейчас появилась, такая дурацкая, веселая, летняя и ностальгическая.
 
ЛАРСЕН: Дурацкая песня и Марк Тишман - какие-то несовместимые два понятия.
АВЕРИН: Сейчас послушаем. Автор утверждает, что именно так.
ЛАРСЕН: Автор жжёт! Интересуются наши слушательницы и, по всей видимости, твои поклонницы твоими впечатлениями от своего первого сольного концерта. Вроде принимали на «ура». Как ты, доволен вообще дебютом?
ТИШМАН: Ну, в принципе, больше доволен, чем нет. Хотя претензий к себе много. Но я сразу расскажу, что да, конечно, это был первый сольный концерт, такой серьезный, на который просто были афиши, продавались билеты в городе Ярославль, в филармонии. Но я ведь без музыкантов, один. И тут мне помогает немножко мое театральное образование, то есть я где-то читаю стихи, где-то там что-то говорю, какие-то истории. Все это как-то пытаюсь вместе связать в единое целое. Ну, наверное, да, чуть-чуть больше доволен, чем не доволен. Хотя, конечно, я мечтаю о грандиозной большой программе и продумываю ее. И уже, слава богу, делаю это не один. Где я буду с оркестром, на хорошей большой площадке в Москве, где у меня будут приглашенные артисты, и не только российские, и где я спою и свои песни, и любимые зарубежные песни, и классику, недооцененную классику советской эстрады, среди которой попадаются просто великие песни.
 
АВЕРИН: Скажите, пожалуйста, а не возникало желания использовать свой театральный опыт как раз? Музыкальный спектакль, не знаю, может быть, мюзикл, вот в эту сторону.
ТИШМАН: Вот у меня всегда такое. Я немножко упертый, не немножко, а очень упертый человек. То есть у меня есть такая доминанта в голове. Вот я стремился, чтобы петь, чтобы мои песни слышали, слушали, показывали по телевизору, по радио, ну как-то реализовался в этом смысле. И, в принципе, у меня было много разных предложений, благодаря и образованию, быть ведущим. Но вот у меня была эта доминанта, и, то есть, ни за какие коврижки меня нельзя было куда-либо заманить. Теперь у меня доминанта следующая: вот сделать эту программу, выпустить достойный альбом, чтобы все поняли, потому что это уже какой-то следующий уровень развития, который должен случиться с артистом, исполнителем и автором Марком Тишманом. А дальше, конечно, мне безумно хочется в театре что-то сделать. Но чтобы это не была такая антреприза для того, чтобы накосить по стране, а чтобы это было что-то такое очень интересное, что до этого никто не делал. Конечно, музыкальный спектакль. И тоже есть идеи. Ну, дай бог.
 
АВЕРИН: Дай бог, конечно. Нет, сверхзадача - это все-таки реализовать тот бесконечный потенциал, который вы в себе наработали к этому возрасту. Поэтому - дай бог.
ЛАРСЕН: Спрашивают наши слушатели: «Какая у вас любимая, Марк, песня о войне?» Ну, или военных лет.
ТИШМАН: Очень многие песни. Они такие, ну что там говорить… «Поклонимся великим тем годам…», «Давай закурим», «Темная ночь», вот песню, которую поет Нина Ургант, из «Белорусского вокзала» - ой, это вообще что-то невероятное!
 
ЛАРСЕН: «Десятый наш десантный батальон…»
ТИШМАН: Да. Окуджавы песни о войне.
 
АВЕРИН: Нет, ну это действительно можно перечислять…
ТИШМАН: Тут не перечислить. Но вот это те, которые я сейчас назвал, это те, которые действительно в абсолютном топе. Хотя слово «топ» не очень адекватное.
 
АВЕРИН: Ну а что делать-то? Все, уже заразили этими словами. И еще. Вот по поводу всяческих конкурсов и соревнований. Все равно же, так или иначе, когда человек выходит на соревнования, если он в сектор для прыжков выходит, он, условно, соревнуется с Бубкой или Исимбаевой. Когда человек выходит на конкурс оперных певцов, он соревнуются (давайте будем соревноваться по большому счету) с Доминго или хотя бы с Хосе Кореросом. Когда вы выходите на какой-нибудь конкурс, у вас же тоже все равно есть такая вот планка. Вот с кем вы соревнуетесь? Кто для вас идеальный такой персонаж, с которым вы соревнуетесь?
ТИШМАН: Нет, когда я выхожу на конкурс, я соревнуюсь всегда только со своими нервами нестабильными. Потому что я вообще ненавижу эти конкурсы. И вот так в моей судьбе, что постоянно конкурсы. «Две звезды», «Фабрика звезд».
 
ЛАРСЕН: А «Евровидение» будет?
ТИШМАН: Не знаю, может быть, будет, не отрицаю. Но не знаю. Вот. Но я соревнуюсь со своими нервами. Есть люди, которые для меня абсолютные какие-то величины.
 
АВЕРИН: Вот эталонные.
ТИШМАН: Мне нравится Челентано образца последних 15-ти лет. Мне нравится Элтон Джон. Мне нравится как композитор и поэт Константин Меладзе. Мне нравится Алла Пугачева.
 
ЛАРСЕН: Последних 15-ти лет?
ТИШМАН: Алла Борисовна?
 
ЛАРСЕН: Да.
ТИШМАН: В целом.
 
АВЕРИН: Всегда!
ТИШМАН: В целом, всегда!
 
АВЕРИН: Алла Борисовна - всегда! Это правильный ответ.
ТИШМАН: Мы с ней замечательно общаемся иногда, и я этому счастлив.
 
АВЕРИН: Нет, ну выбраны в качестве эталонов совершенно достойные величины.
ТИШМАН: Подождите, послушайте. Недавно был тур по Израилю. И лег я на пляже с утра. И чего-то у меня там куча всего, в компьютере куча всякой музыки, скаченной когда-то. И я лежу, солнце, не очень жарко, и заиграла какая-то раритетная запись Пугачевой, под рояль она поет «Эти летние дожди». И я понял, что это гениально. Я просто испытал абсолютный катарсис.
 
АВЕРИН: Конечно. Лучшая песня ее была.
ТИШМАН: Это просто гениально! Это настолько только, настолько попадание, я не знаю, в природу, вот во все.
 
АВЕРИН: Вот. Я к чему начал-то, что хорошие эталоны выбраны, есть куда идти. Ну а мы будем с любопытством и доброжелательностью, поверьте, наблюдать за тем, как вы пойдете по этому пути. Не сворачивайте, если уж выбрали этот, в какую-то сторону.
ТИШМАН: Спасибо.
 
ЛАРСЕН: Я напомню, что у нас в гостях Марк Тишман. Спрашивают девушки: любишь ли ты, когда они дарят тебе подарки? И какой подарок запомнился больше всего?
ТИШМАН: Я не люблю, когда мне девушки дарят подарки, потому что я испытываю неловкость. Потому что как-то, в общем, мужчина должен дарить подарки. Поэтому у меня всегда эти подарки ставят в страшно неловкое положение. Но, конечно, был самый грандиозный подарок, который, кстати, клуб друзей мне и подарил на день рождения в том году, это рояль «Ямаха».
 
ЛАРСЕН: Ух ты! Белый?
ТИШМАН: Нет, древесного цвета, но очень красивый, на котором я уже много всего написал и, слава богу, продолжаю писать. И этот рояль, он, конечно… я горжусь этим подарком и пользую его.
 
ЛАРСЕН: Но главное, что его есть где держать, этот рояль.
ТИШМАН: Ну да, впритык, впритык.
 
ЛАРСЕН: Что он не в кустах, а в гостиной где-то находится.
ТИШМАН: В спальне.
 
ЛАРСЕН: В спальне даже?
ТИШМАН: Да. Пришлось из-за этого переселиться мне, спать на диване в другой комнате, чтобы свернуть кровать в спальне и оставить место для инструмента.
 
ЛАРСЕН: Соседи счастливы, я думаю. А у них спальня над тобой, под тобой?
ТИШМАН: Да я не очень громко.
 
ЛАРСЕН: Да? Это же электронный рояль, мне кажется, он громко играет.
ТИШМАН: Ну, там же, слава богу, звук регулируется.
 
АВЕРИН: Можно вообще в наушниках все услышать, правильно?
ТИШМАН: Можно в наушниках.
 
ЛАРСЕН: А, ну да, точно. Вот я серость!
АВЕРИН: Это если бы концертный стоял, тогда все уже.
ЛАРСЕН: Спасибо огромное. Желаем удачи в конкурсе песен про Победу.
ТИШМАН: Да, можно будет голосовать. Там будет бесплатный телефон.
 
ЛАРСЕН: Будем болеть. А это прямо 9-го мая будет?
ТИШМАН: Нет, это 1-го мая. 1-го мая в 7 часов вечера.
ЛАРСЕН: Ну все, тогда ни пуха, ни пера! У нас в гостях был Марк Тишман.

ФотоАльбом

Марк Тишман, Пушкинская площадь Москвы, 09.05.2017



Интервью







ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

FACEBOOK

YouTube

TELEGRAM


КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ


Ноябрь 2020
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30


НА САЙТЕ ONLINE



• Дизайн и наполнение сайта креативная группа "DAGAMBA" © 2020 •
При копировании материалов необходима активная индексируемая гиперссылка на www.marktishman.ru
Хостинг от uCoz